photo

Предисловие часть I

17 июля 2006 года Верховным судом Татарстана про¬возглашен приговор участникам набережночелнинского организованного преступного сообщества (ОПС) «29 ком¬плекс». 33 бандита приговорены в общей сложности к 438 годам лишения свободы, а один из главарей — Юрий Еременко (в криминальном мире более известный по клич¬ке Ерема) — до конца дней своих не выйдет на сво¬боду.
Уголовное дело №192529 составило свыше 200 томов. По делу допрошено более четырехсот свидетелей и по¬рядка шестидесяти потерпевших. Приговор провоз¬глашался с десяти утра до шести вечера. Республиканские и федеральные СМИ много писали о судебном процессе над одной из самых кровавых банд постсоветской России. Вот отдельные отрывки из некоторых публикаций.

Collapse )
photo

Предисловие часть II

Пожалуй, наиболее скрупулезную попытку разобраться в том, что же представляло собой ОПС «29 комплекс», как и почему зародилась банда, кто помогал ей так долго и безнаказанно держать в страхе город автомобилестрои¬телей Набережные Челны, предпринял автор программы «Честный детектив» (РТР) Эдуард Петров. Свое телевизи-онное расследование под названием «Бандитские Челны» тележурналист начал многообещающе:

 

Collapse )

 

photo

Предисловие часть III

Взаимоотношения правоохранителей и преступников немыслимы без оперативной работы, без контактов с преступниками, внедрения агентов , нахождения источ¬ников информации. Однако нередко под видом оператив¬ных разработок происходит сращивание правоох¬ранителей и криминала, так как и у преступных группи¬ровок есть своя «контрразведка», свои осведомители и агенты в органах, которых обычно называют «оборот¬нями в погонах».

Collapse )

photo

Предисловие часть заключительная

Коррупция и алчность чиновников открыли перед ОПС двери многих кабинетов власти. Реальные теневые «кре¬стные отцы» «двадцатидевятников», до сих пор прикры-ваясь властью, избегают наказания, в то время как их место на скамье подсудимых рядом с подельниками.
Президент России Путин В. В. и члены Правительства в программных документах и выступлениях публично при¬зывают к борьбе с коррупцией, но чиновники всех рангов и мастей этих призывов не слышат или слышать не хотят. Дело «29 комплекса» дает уникальную возмож¬ность правоохранительным органам РТ очистить ряды и проследить всю коррупционную цепочку. Следы «29-ков» теряются в коридорах власти, как в замке Кафки. И в поисках истины приходится продираться сквозь сно¬виденческую логику принятых половинчатых решений. Многие факты, которые были выявлены в ходе следствия, остались без должного внимания и правовой оценки со стороны следствия».

Collapse )
photo

Вход

«Зазеркалье» Юрия Удовенко по своему содержанию и трагизму описанных судеб сравнимо с «Архипелагом ГУЛАГ» Александра Солженицына.
Книга призывает к нравственности законов и принимаемых судебных решений. Нравственно и законно ли иудейские первосвященники, синедрион и прокуратор Понтий Пилат в угоду сиюминутных политических интересов оправдали разбойника Варавву и приговорили Иисуса Христа к мученической смерти? И не напоминают ли нам «умыванием рук» неправосудные решения, законность которых подтверждена вышестоящим судебными органами?
Суд Господень воздаст всем по делам их, но хотелось бы, чтоб и наш земной суд воздавал всем по Совести и Закону.
Отец Василий, настоятель Казанской Богородицкой церкви Казанской Епархии Московской Патриархии. 
14 сентября 2008 года
photo

Страницы книги

…Мое рвение в борьбе с коррупцией не осталось не отмеченным высокими прокурорскими чинами. 16 декабря 2004 года на отчетной Коллегии Управления ФСБ России по РТ слово взял прокурор Татарстана Кафиль Амиров. И, как сообщили мои товарищи, в присутствии президента и министра внутренних дел Татарстана назвал меня «предателем правоохранительных органов» и высказал мнение о необходимости моего увольнения с военной службы. В представлении Амирова я, видимо, оказался злодеем в «личине» подполковника ФСБ России, которого бандиты, менты и прокуроры ласково прозвали «Удавом» и который мешает силовикам республики раз и навсегда покончить и с преступностью, и с коррупцией.

 

Как известно, прокуратура осуществляет надзор за законностью, в том числе и в деятельности органов безопасности. И мнение надзирающего прокурора, высказанное в столь категоричной форме, сыграло далеко не последнюю роль в моей судьбе.

Ответом на обвинения Амирова была легализация оперативной информации в форме получения от ряда челнинцев заявлений о «художествах» правоохранителей.

Тексты этих документов привожу практически полностью:
photo

ПРОТОКОЛ принятия устного заявления о преступлении (1)

П Р О Т О К О Л
принятия устного заявления о преступлении

Набережные Челны                                                                            27 декабря 2004 года

Я, начальник 3 отделения Службы Управления ФСБ России по РТ в городе Набережные Челны подполковник Удовенко Ю.А., в соответствии со ст.141 УПК РФ в помещении Службы принял устное заявление от гражданина России Отюбрина Владимира Геннадьевича, 30.10.67 года рождения, уроженца и жителя города Набережные Челны, сварщика Автомобильного завода ОАО «КАМАЗ».

Об ответственности за заведомо ложный донос по ст.306 УК РФ Отюбрин В.Г. предупрежден.           

 ( подпись заявителя)

 

Collapse )

photo

Протокол (2)

Явку с повинной писали и переписывали примерно до 23 часов. В ее написании принимал участие и прокурор-криминалист прокуратуры, который тоже вносил коррективы в текст.

После подписания «явки с повинной» мне разрешили позвонить Козлову, которому я сказал, что мне нужен адвокат.

До утра я находился в ОУР Центрального ОВД, а утром 11.06.2004 г. меня привели к следователю прокуратуры Шипкову Роману Васильевичу. В кабинете Шипкова находился дежурный адвокат, который был на первом допросе. Шипков спросил меня, подтверждаю ли я явку с повинной. Я ответил, что явку с повинной я написал в результате пыток, оговорил себя и к убийству отношения не имею. Услышав это, Шипков вышел из кабинета, при этом никаких процессуальных документов не составлял. Я рассказал адвокату, что меня избивали, пытали электрошокером и душили. Адвокат сказал, что будет ходатайствовать о проведении судебно-медицинской экспертизы. Я поддержал это.

 

Collapse )
photo

Коментарии излишни

Комментарии излишни. Следователь прокуратуры фактически поручил Спирину, Сабирову, Байгузину и Плотникову разыскивать самих себя.

 

Обвинительное заключение на Отюбрина было направлено заместителю прокурора республики Загидуллину для утверждения. И бедолага Отюбрин за инкриминируемое ему убийство трех человек вполне мог остаток дней своих провести в тюрьме. Но мой бывший подчиненный, а ныне начальник славного Третьего отделения Службы УФСБ России по РТ в городе Набережные Челны подполковник В.А. Зимин в ноябре 2004 года нашел настоящего убийцу. Им оказался «повернутый» на ваххабизме Хафиз Раззаков, едва ли не самый активный боец «Исламского джамаата». После ареста ему вменялись двадцать две статьи Уголовного кодекса РФ, в том числе захват заложника, терроризм, убийства. За плечами у Раззакова была служба в армии, работа в милицейском батальоне ППСМ города Брянска, затем во вневедомственной охране Электротехнического ОВД Набережных Челнов. Он пробовал стажироваться в ППСМ УВД Набережных Челнов, откуда в 1998 году уволился и отправился в Чечню, в ваххабитский учебный центр «Кавказ».

А М.Г. Саитгареев летом 2008 года был назначен руководителем Набережночелнинского межрайонного следственного отдела следственного управления следственного комитета при прокуратуре России по РТ. 

В чем заключалось мое «предательство правоохранительных органов»;

Чем закончилась история с палачами Отюбрина и ряда других челнинцев, прошедших через милицейско-прокурорское чистилище;

О фактах сокрытия прокурорами преступлений, совершенных судейскими,  прокурорскими, милицейскими и чекистскими чинами,  о пытках и фальсификациях доказательств, совершенных челнинскими «правоохранителями»;

Как прокурорский «стахановец» систематически совершавший фальсификацию доказательств, стал  «Заслуженным юристом Республики Татарстан» и кавалером медали  «За боевое содружество»;

Возможно ли добиться справедливого решения в российском суде;

Почему судами США и Европы 15-25%  подсудимых оправдывается; в период сталинских репрессий количество оправдательных приговоров, составляло  10% от рассмотренных дел, а в современной России не достигает и 0,5%!

Об этом и оперских побасенках челнинского третьего охранного отделения Вы узнаете,  прочитав  «Зазеркалье».